О раздельном питании

  1283

Питание отдельное от жизни или трезвый взгляд на раздельное питание (авторское расследование)

Заокеанскую методику «раздельного питания» у нас как хвалили, так и критиковали. И все же, кто-то о ней не знает ничегошеньки, а другие полагают, что она поможет одолеть всякого рода недуги. Кто прав? Давайте разберёмся …

Соблазн «раздельного питания»

Достоинства «раздельного питания» весьма логичны и легки для понимания. В научно-популярных книжках об этом пишут так: проглоченным белкам (творогу, сыру, мясу и орехам) для переваривания необходима кислота, а углеводам (хлебу, макаронам, сахару, картошке) — щёлочь.
Читатель, не слишком искушенный в особенностях строения пищеварительной системы, тут же припоминает школьные основы химии и умозаключает: щёлочь и кислота, взаимодействуя, нейтрализуются и образуют воду с выпавшим осадком (солью) — значит, когда мы едим пельмени (хлеб и мясо), то в желудке вместо питательных веществ образуются вода и соль; то есть, по логике, эти два компонента — углеводы и белки — вместе перевариваться не могут и усваиваются лишь отчасти. На том, что спрыскивание кислотой белков идёт в желудке, а щёлочь атакует углеводы в тонком кишечнике, читатели, как правило, внимания не заостряют. Зачем? И без того — сенсация.
Система привлекательна ещё и тем, что как бы возвращает нас назад, к природе — в те времена, когда у человека не было иного способа набить живот, как свежесорванным бананом или только что убитым кроликом.

«Белковая» еда и «углеводная». Бывает ли такая?

10-15 лет тому назад вашему покорному слуге впервые удалось детально ознакомиться с методикой «раздельного питания» по одной из книг. Как и любому малокомпетентному «любителю здорового питания», система очень приглянулась. И тем не менее, у молодого человека, который мало-мальски ведал, в каких продуктах много протеинов, а в каких, напротив, их мало, «умная книжка» породила немалое количество вопросов.
Взять хлеб. Кушанье вроде бы углеводное. Однако в нём белков — до 10 и более процентов (сегодня это можно прочитать на упаковке). Неувязка?… Но хлеб, конечно же, еда особая, рождённая цивилизацией, сугубо человеческая, благородная. «Ядите; сие есть тело Моё», — так сказано о хлебе. Наверное, не стоит брать его в пример. Может быть, макароны? Но и здесь картина та же. Так, в макаронах «Макфа» содержание белка — около 12 %. Притом, что макароны также считаются пищей «углеводной». Тогда как, например, куриное яйцо — еда несомненно белковая, и по «раздельному питанию», и без него. И как же грустно осознать, что в нём (в яйце) белков — те же 12 %… Что же — вновь исключение из правил?
Выходит, «истинно белковыми» можно считать только мясные блюда? Хотя снова неясно, что к ним относить. Скажем, варёная колбаса, сардельки и сосиски — в них мало мяса как такового, а значит, мало и белка. Котлеты?… В них добавляют хлеб. Иначе это будут не котлеты. И непонятно, как их обозвать — «белковыми» или же «углеводными». Впрочем, сторонники раздельного питания как раз потому и исключают из своего рациона такие продукты кулинарного искусства, как колбаса, сосиски, котлеты и пельмени — «убойное сочетание углеводов и белков», по их теории.
Какое же меню считается приемлемым для раздельного питания? Кусочек сыра утром, в обед мясо или рыба, а вечером картошка? Однако мясо тоже содержит определенное количество углеводов, а в картошке есть некоторое количество белков.
То есть, фактически, любой продукт содержит и белки, и углеводы. Как же тогда быть с логикой «раздельного питания»?
Конечно, вышеизложенное сопоставление количества питательных веществ — это ещё не доказательство полной никчёмности «раздельного питания». Авторы данной оздоровительной методики, а тем более её позднейшие интерпретаторы — составители кулинарных рецептов, нарекая тот или иной продукт «белковым», имеют в виду не абсолютное отсутствие углеводов, а лишь заметное преимущество белков над углеводами. И наоборот. Правда, и здесь не вполне понятны количественные критерии.
Если углеводов 70 %, а белков 10 %, этот продукт есть можно? Он — «углеводный» или «смешанный»? Допустим, «углеводный». А если белка 15 %, а углеводов 50%? Тогда как? Во сколько раз одного компонента должно быть больше, чем другого? Где граница?

Откуда новшество?

Авторы бестселлеров о методе «раздельного питания» — приверженцы мировоззрения американского исследователя Герберта Шелтона. Считается, что именно он подметил, будто всеми обожаемые пельмени, расстегаи, бутерброды с колбасой — это еда «неправильная». Такие мысли были яростно поддержаны — и авторами оздоровительной литературы, и читателями. Последние не только уразумевали читанное, но также эффективно популяризировали методику раздельного питания, передавая шелтоновские идеи «по цыганской почте» — рассказывая родственникам и знакомым, как надо правильно питаться.
И это, между прочим, стержневой момент в уразумении сути «раздельного питания». В том смысле, что ни авторы вышеуказанных научно-популярных книжек, ни читатели толком не знали и не знают, что происходит с пищей, попадающей в желудок, наивно полагая, будто логические схемы смогут подменить знание не очень-то простого механизма усвоения проглоченной еды. Поэтому, без мнения специалиста тут не обойтись.

Демократичная двенадцатиперстная кишка

Как врач, Шелтон прекрасно понимал, что измельчение белков кислотой осуществляется в желудке, а щелочная обработка углеводов — несколько ниже — в тонком кишечнике. Исходя из этого, вдумчивый американец резюмировал: для правильного переваривания белковые продукты ни в коем случае нельзя проглатывать одновременно с углеводными.
А вот заведующий кафедрой традиционных систем оздоровления Национального Института Здоровья (Санкт-Петербург) Ринад Султанович Минвалеев говорит, что если бы «раздельное питание» было полезным, то наши предки не изобретали бы пельменей, а ели бы отдельно — мясо и пшеницу.
Питерский физиолог «напоминает» американскому светиле, что между желудком и тонким кишечником находится 12-перстная кишка, в недрах которой перевариваются и белки, и углеводы. Белки — протеиназами, а углеводы — амилазами. Протеиназы не оказывают разрушающего действия на амилазы, и наоборот. При этом переваривание сие нельзя назвать неполным или частичным, ибо, если даже удалить желудок посредством хирургической операции (что иногда необходимо при тяжёлых недугах желудка), 12-перстная кишка вполне справляется с пищеварением и обеспечивает больному «ходячее» существование. То есть, выходит, Шелтон в годы своего студенчества кое-что недоучил, и вся его громоподобная теория зиждется на элементарной малограмотности?
Однако нам некомпетентность Герберта Шелтона представляется весьма сомнительной. Если пытаться как-то объяснить «отсутствие» в его теории 12-перстной кишки, то более вероятным видится обыкновенное замалчивание некоторых нюансов, что характерно для учёных, «пробивающих» ту или иную новую гипотезу.

Опасно ли переключаться на «раздельное питание»?

По мнению Р.С. Минвалеева, если долгое время следовать правилам «раздельного питания», то органы пищеварения просто «разучатся» справляться с варениками и бутербродами. И ярому поборнику новой методики придётся до скончания века отказываться от разносолов и традиционных блюд. Причём случайное поедание вкуснейших пирожков по случаю какого-либо праздника неожиданно приведет к тому, что праздник этот окажется испорченным.
Иными словами, «раздельное питание» — ничто иное, как вынужденное нарушение нормального пищеварения.

Едим самих себя

Когда мы едим один лишь «углеводный» рис, это не значит, что усваиваются только углеводы. Ничего подобного. Вместе с углеводами в кишечник попадает такая же смесь, как если бы мы умяли плов с недурственным куском баранины. Оказывается, мудрый желудок «считает недостойным» пропускать через себя только углеводы, не приправленные продуктами переработки белков. Где же он берёт белки? А в нашем организме и берёт. И снова переваривает, будто они съеденные. Так ему комфортнее. То есть, по мнению Р.С. Минвалеева, «раздельное питание» никак не отражается на том, какие полезные компоненты будут всасываться в кишечнике. Всасываться будет то же самое. И кишечник «свои белки» приобретет. А вот в целом организм — в случае сугубо углеводного питания — недополучит их.

Вкусная еда — не только искушение

Ссылаясь на работу Г.К. Шлыгина «Межорганный обмен нутриентами и пищеварительная система», Р.С. Минвалеев говорит о проведённых опытах, в которых было предусмотрено кормление собак безвкусной пищей через трубку — так, что звери не испытывали никакого наслаждения. И оказалось, что желудок в этой ситуации теряет «мудрую инициативу» и действует «как робот», давая организму только лишь ту композицию питательных веществ, которая была «заложена в меню». Это свидетельствует о том, что при употреблении пресной и невкусной пищи правильного переваривания не происходит, и организм чего-то недополучает. Вкус приготовленного блюда гораздо более важен для здоровья, нежели его биологический состав. Иными словами, с точки зрения физиологии, картофельная запеканка с мясом усваивается лучше, чем «раздельная» картошка на пару.
Кроме того, не будем забывать и непосредственно об искушении. Это не так уж плохо. Более того, блаженство — это одна из важных функций столования. Лакомая снедь в научном мире сегодня рассматривается как реальный антидепрессант. Если анализировать этот момент более подробно, выявляется серьёзная необходимость употребления белков: из них путём сложного химического преобразования формируются особенные компоненты, поступающие в мозг и повышающие настроение. Причём, как утверждают питерские физиологи, этого не происходит, если белки приходят «в одиночестве» — без углеводов. То есть расположение духа и физическую радость усиливает, оказывается, только смешанная пища. Поэтому-то человек всегда стремился смешивать белки и углеводы. Ведь это вкусно!

Гарнир из углеводов необходим для правильного и полного усваивания белка

Как уже говорилось выше, переваривание белков начинается в желудке. Оно будет тем результативнее, чем обильнее приход желудочного сока. Если активность желудочного сока была невелика, некоторая часть белков останется непереваренной и, пройдя по тонкому кишечнику в толстый кишечник, будет гнить.
Как вызвать интенсивное и продолжительное выделение желудочного сока? Это можно сделать несколькими способами. Один из них таков: надо «набить живот». Оказывается, чем сильней растягивается желудок, тем большее количество желудочного сока будет выполнять свою работу. Иными словами, чем больше хлеба и картошки вы съедите вслед за антрекотом, тем качественнее это мясное блюдо переварится.

Мнение московских ученых

И всё же удивительно. О пользе шелтоновского метода мы слышали немало, а что касается вреда, то о нём рассказывает только Минвалеев. А не перегибает ли он палку? Быть может, всё это ему приснилось? Или он просто «имеет зуб» на Шелтона?
Это, конечно же, не так. Просто излагать тонкости медицины и физиологии понятным языком — дело не из лёгких. К тому же это и не принято. Впрочем, для подстраховки мы поинтересовались, как смотрят на «раздельное питание» московские учёные, а именно — заведующий проблемной научно-исследовательской лабораторией доктор биологических наук профессор Виктор Николаевич Селуянов и его заместитель кандидат медицинских наук бывший врач сборной СССР по тяжёлой атлетике Сергей Константинович Сарсания. Ответ этих учёных дядей также был вполне исчерпывающим: » Методика раздельного питания — это ничто иное, как полная галиматья».

Кому помогает «раздельное питание»?

Как утверждает главный редактор одного из очень уважаемых изданий Москвы, раздельное питание — это здоровое питание . Ведь сотни и тысячи людей избавились благодаря ему от тяжелейших недугов и похудели; свидетельством тому — читательские письма с благодарностью «раздельному питанию» и Шелтону.
А в самом деле, почему многие столь лестно отзываются о своем личном опыте применения метода, который с точки зрения науки не имеет никакого смысла?
Есть как минимум два объяснения.
Во-первых, тот, кто поверил в раздельное питание, … вдруг начинает контролировать свой рацион, отказывается от пирожных и тортов («адской мешанины из белков, жиров и углеводов»), то есть фактически садится на диету. Время от времени это полезно.
А во-вторых, любой увлеченный сторонник искренне верит, что следование Методу принесет ему исцеление. А как известно, вера в успех обеспечивает 50, а то и 70 % этого исцеления. Об этом знает каждый врач.
И зачастую медик вынужден соврать во благо, обмануть больного, и это помогает.
Видимо, доктор Шелтон так и поступил. И многих вылечил. За что ему спасибо.

Автор Николай Шведченко
Источник: www.100let.ru

Читайте также:

 

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте ваш комментарий или вопрос